valery_kichin (valery_kichin) wrote,
valery_kichin
valery_kichin

Category:

Национальный талисман

С нами больше нет Анатолия Кузнецова. Все время был где-то рядом, жил в нашем сознании и вКузнецов подсознании - с веселым хитроватым прищуром глаз, с обезоруживающей улыбкой, белобрысый и ловкий, способный творить будничные чудеса. Идеальный образ русского парня, воплощенного в его красноармейце Сухове из "Белого солнца пустыни".

И вот теперь - образовалась пустота. Есть вереница образов, есть улыбка, зависшая на экранах, есть веселый прищур, и есть горькое сознание, что один из любимейших актеров нескольких поколений тоже принадлежит теперь истории нашего кино.

При этом многие удивятся, узнав, что в кино он сыграл больше сотни ролей: назовите кого-нибудь, кроме Сухова! Товарищ Сухов уже досаждал и самому актеру: как Бабочкин с его Чапаевым, Кузнецов с горечью ощущал себя актером одной роли. Но так получилось, что работ хороших у него было много (он не умел играть фальшиво), а великих фильмов, которые тоже вошли бы в память и историю, - мало. Была милая комедия "За витриной универмага" (веселая хитроватая улыбка при неотразимом простодушном обаянии), была еще более милая "курортная" бесконфликтная комедия "К Черному морю". Было огромное количество людей в форме - лейтенантов, майоров, полковников, генералов, милиционеров - его ловкая выправка, его неповторимое умение с такой вот иронической значительностью поднимать бровь как-то автоматически останавливали взгляд режиссеров, снимающих "военную тему", и у нас и в Германии - там он играл обер-лейтенантов. Сыграл энергичного шофера Леньку в "Ждите писем", а потом снялся в первом фильме Александра Митты "Друг мой, Колька" - тоже в роли шофера, ставшего пионервожатым (веселая все понимающая улыбка, невероятное обаяние). В экранизациях классики участвовал только однажды - был судьей Тяпкиным-Ляпкиным в "Ревизоре" 1977 года; фильм ставил Леонид Гайдай, и назывался он "Инкогнито из Петербурга". Сыграл у Эльдара Рязанова в комедии "Дайте жалобную книгу!" Мог бы сыграть у Рязанова еще в нескольких фильмах - приглашался в "Карнавальную ночь", но отказался - роль сыграл Юрий Белов, приглашался на "Берегись автомобиля" - роль сыграл Олег Ефремов, звали на "Гараж" - роль сыграл Валентин Гафт... Если почитать немногие данные актером интервью, то получится, что он сам отказался от многих звездных шансов - например, от главной роли в кинодраме "Председатель". Ее сыграл Михаил Ульянов, а фильм стал вехой в кинематографе.

Даже своего красноармейца Сухова Кузнецов свободно мог бы не сыграть: из-за травмы роль передали было Георгию Юматову, тот начал сниматься, но тоже получил травму, и роль все-таки вернули Кузнецову.

Все эти бесчисленные "мог бы", когда вспоминаешь, производят сильное впечатление: судьбы актеров складываются из таких случайностей, и можно себе представить, что сыграл бы Кузнецов при более счастливом стечении обстоятельств. Но и невезунчиком его никак не назовешь: выдающихся фильмов мало, а любовь зрителей была большая и безусловная. Именно она позволила актеру все время, до глубокой старости, быть в работе. Он тогда вспомнил и о своей первой профессии, причем наследственной: отец был певцом, и будущего актера отдали на вокальное отделение музыкального училища. Школа пригодилась: последние годы роли в кино выпадали в основном эпизодические, но Анатолий Кузнецов не унывал: создал группу под названием "Серебряные струны и Кузнецов" и ездил с ней на гастроли - пел романсы, лирические песни. А в кино спел только однажды - в чешской картине по Карелу Чапеку "Гордубал", где сыграл заглавную роль. Как часто случается, за рубежом лучше почувствовали диапазон талантов русского актера. И как еще чаще бывает, на родине эту работу Анатолия Кузнецова практически не видели. Прокрутили однажды по "Культуре" по случаю юбилея актера и по его просьбе. И забыли.

Никто не знает, что на душе у человека, но на людях Анатолий Кузнецов всегда был оптимистом. К трудностям относился философски. В советском прошлом видел много хорошего, но о нем не ностальгировал: времена меняются, и это неизбежно. И о несыгранном тоже, кажется, не очень скорбел. Так и застыл в нашей памяти - с хитроватым прищуром красноармейца Сухова, которого, по легенде, наши космонавты всегда берут с собой в полет. Как талисман. Память будет долгой.

Subscribe

  • Эпитафия кинокритике

    Прочитал изумленный возглас дорогого друга и коллеги: мол, пишу-пишу, а никто не читает! Прочитал и изумился: я-то давно к этому привык. Сейчас,…

  • Ежики в тумане - кино в эпоху пандемии

    Человечество получило еще один страшный урок, и пока ему действительно не до индустрии развлечений. Она испытала некоторый допинг в месяцы…

  • Два часа с солнцем уральской драматургии

    На улице ливень? Вы колеблетесь, бежать на свободу или еще немного погодить в самоизоляции - ведь пандемия еще в разгаре? Не нужно колебаться. Не…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments