valery_kichin (valery_kichin) wrote,
valery_kichin
valery_kichin

Призы Каннского фестиваля удовлетворили всех

После окончания заключительной церемонии 66-го Каннского фестиваля можно признать, что единственной безупречной работой, продемонстрированной здесь за все 12 дней, была работа главного жюри под водительством Стивена Спилберга. Вопреки обыкновению, оно состояло в основном из реально авторитетных в искусстве людей, умных, тонко чувствующих тенденции современного кино и потребности аудитории.

При отсутствии общепризнанных лидеров, при дефиците оригинальности, которая сочеталась бы с содержательностью, при том, что ни одна из картин конкурса не заслуживает долголетия, жюри распорядилось призами чрезвычайно разумно и сорвало за весь этот фестиваль самые продолжительные аплодисменты – все оказались более или менее удовлетворены.

Наименее убедительны – случайны – актерские призы. И француженка Беренис Бежо в «Прошлом», и ветеран актерского цеха американец Брюс Дерн в "Небраске" сыграли хорошо, это высокие профи и работают без фальши, но настоящее, виртуозное мастерство актерам позволил продемонстрировать фильм «Венера в мехах» Романа Полански (в нем, напомню, дуэт Эмманюэль Сенье и Мэттью Амальрика). Однако известно, что Стивен Спилберг неприязненно относится к личности Полански и принципиально не подписал ходатайство деятелей культуры в его защиту, когда тот отбывал срок в тюрьме за давнее педофильское преступление. Так что «Венере» призы не светили, и это было очевидно всем. Среди несомненных претендентов на призы здесь числили и Майкла Дугласа, свершившего род актерского подвига – после операции рака горла он сыграл сложнейшую роль, продемонстрировав виртуозную способность перевоплощаться, в фильме Стивена Содерберга «За канделябрами». Но ясно, что наградить призом еще один фильм на взрывоопасную «гейскую» тематику было бы слишком скандальным актом даже для Каннского фестиваля.

Выбор фильма Абделлатифа Кешиша «Жизнь Адель» («Голубой – теплейший из цветов») как лучшего на фестивале продиктован, это для меня несомненно, в первую очередь гуманистическими соображениями. Жюри еще раз подчеркнуло, что кино, сколько бы ни увлекалось чисто синефильскими радостями, было и остается сильным художественным аргументом в актуальных общественных спорах. Картина расколола фестивальную публику не столько художественным качеством, сколько однозначным, ярко выраженным отношением к горячей теме. И в стране, где именно в эти дни бушуют демонстрации против однополых браков, жюри решило демонстративно встать на сторону людей, отстаивающих свое право на нормальную, без унижений, жизнь. Так было и в прошлом году, когда в Канне один из призов взяла румынская антирелигиозная картина «За холмами», где героини тоже лесбиянки, и несколько лет назад в Венеции, когда победила «Горбатая гора» Энга Ли. Правда, эти решения жюри были, на мой взгляд, менее компромиссными: «Жизнь Адель», по большому счету, чрезмерно длинна и чересчур увлечена подробностями, выходящими за пределы художественного интереса. Тем не менее, зал нескрываемо за нее «болел», французские киножурналы ее оценивали высшими баллами, и объявление о Золотой пальмовой ветви было принято с восторгом: в историю фестиваля войдет если не сам этот фильм, то, несомненно, этот поступок жюри.

И еще одна особенность фестиваля: впервые за многие годы решение жюри оказалось в полном согласии с критическими рейтингами, которые вели ежедневные журналы. Награжденными оказались практически все фавориты критиков. Напомню, что «Жизнь Адель» получила, кроме официального «золота», еще и журналистский приз ФИПРЕССИ. Под ликование зала увенчали Гран при – вторым по рангу призом фестиваля – кантри-мюзикл братьев Коэн «Внутри Льюина Дэвиса». По достоинству оценен социальный смысл китайского фильма Цзя Чжанкэ «Прикосновение греха» - он взял приз за сценарий. Критика симпатизировала «Прошлому» Асгара Фархади- награду получила его главная актриса Беренис Бежо. Два года назад в фильме «Артист» она осталась без приза – теперь обидное упущение наверстано, и, принимая приз, актриса от волнения расплакалась.

И наконец, с самого начала никто не сомневался, что один из ранних фильмов конкурса «Как отец, как сын» Хирокадзу Корэ-эда тронет сердца жюри мастерски разработанной душераздирающей семейной коллизией, - японская картина была обречена на приз и его получила.

Наиболее спорным решением жюри оказался режиссерский приз мексиканцу Амату Эскаланте за поразивший жестокостью фильм «Эли», и зал сдержанно принял это известие. Впрочем, и это решение эхом повторило вердикт двухлетней давности, когда именно приза за режиссуру был удостоен ныне провалившийся Николас Рефн – тогда, помнится, его фильм «Драйв» тоже расколол публику на любителей самоценной жестокости и ее противников. По мне, больше заслуживает награды "визуальная музыка" Джима Джармуша в вампирской саге "Только влюбленные остаются в живых", но жюри решило дать приз более "радикальному" социальному фильму.

Финальные церемонии Канна всегда подкупают деловой лаконичностью: праздничное оформление сцены, обаятельная, но немногословная ведущая, отсутствие долгих приветственных речей и неуместной помпезности – все свершилось за сорок минут. И если бы не Азиа Ардженто, вышедшая вручать приз за сценарий, судя по всему, в сильном подпитии, церемонию можно было бы считать идеальной.

Subscribe

  • Эпитафия кинокритике

    Прочитал изумленный возглас дорогого друга и коллеги: мол, пишу-пишу, а никто не читает! Прочитал и изумился: я-то давно к этому привык. Сейчас,…

  • Ежики в тумане - кино в эпоху пандемии

    Человечество получило еще один страшный урок, и пока ему действительно не до индустрии развлечений. Она испытала некоторый допинг в месяцы…

  • Два часа с солнцем уральской драматургии

    На улице ливень? Вы колеблетесь, бежать на свободу или еще немного погодить в самоизоляции - ведь пандемия еще в разгаре? Не нужно колебаться. Не…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments