?

Log in

No account? Create an account
Персональный глобус - счетчик, показывает, в каких странах и городах читают этот блог в текущий момент (флажки и названия городов). Красные точки обозначают места на глобусе, откуда уже приходили мои гости. Всегда рад высказанным Вами суждениям по затронутым в постах темам, спасибо за них всем, кто мне пишет.



В течение доброй половины фильма действия нет совсем - идет кино длинных, но не запоминающихся монологов. 

Усевшиеся в круг персонажи признаются в неодолимой тяге к убийству - говорят о нем, едва сдерживая сладострастную дрожь. Делятся технологическими подробностями своего первого опыта кровопускания: ну нравятся героям стекленеющие глаза потенциального трупа. Возможно, это и возбудит зрителей со склонностью к садомазо, но, как выразился один из персонажей, "у меня ощущение, что вы только и делаете, что говорите эти идиотские монологи". 

И это как раз то ощущение, которое испытываешь при просмотре.

Подробнее о вышедшем на экраны фильме — по ссылке:


Фильм пронизан простором и светом, он чуток к шорохам и гулкости мира и, кажется, передает запахи свежесрубленных сосен. Мы ощущаем жизнь как космос, где плавают пылинки отдельных судеб; их столкновения зависят от счастливого или несчастного случая, от сплетения глобальных и потому равнодушных к нам сил.

Вопреки общепринятым иллюзиям о борьбе добра со злом, авторы склонны к фаталистической концепции мира; в итоге - осознание тщетности всех наших усилий, переживаний, обретений и потерь перед этим бескрайним космосом: только он один не имеет конца.

Подробнее о фильме - по ссылке:


https://rg.ru/2019/06/27/na-ekrany-vyhodit-serebrianyj-laureat-berlinale-ugoniaia-loshadej.html
После сериала "Чернобыль" наших зрителей ждет еще одно испытание - пожалуй, даже более тяжелое. На экраны выходит фильм датчанина Томаса Винтерберга "Курск".

В сравнении с очень точным в воссоздании быта и времени "Чернобылем" здесь режиссер вообще не заботится о русской публике, которая станет дотошно сверять каждую деталь с реальностью и яростно нападать на ляпы, коим нет числа.

Нападать бессмысленно: он делает картину не для нас и не о нас, а для мира и о мире, исходя из того, что подобное может случиться в любой стране, где военная тайна дороже человеческой жизни. То есть в большинстве стран мира. Поэтому и поют английские песни, и свадебные ритуалы нашей публике покажутся уморительно забавными.

Он делает свой "Курск", примерно как делали фильмы о "Титанике": там ведь тоже сплошной вымысел на как бы документальной основе.
И он не ищет особые приметы России, а ищет в ней общечеловеческое. Часто даже идеализируя героев, придавая им повадки среднеарифметического европейца, русским вообще не свойственные, - это чувствуется едва ли не в каждом кадре.

Сделано с огромным уважением к погибшим морякам и к их семьям. С отвращением к чиновникам в погонах. Сделано очень осторожно, тщательно обходя политические аспекты случившегося и не переходя на конкретные личности.

В сущности, это не история "Курска" - это фильм катастроф, такой специальный клаустрофобский жанр, представленный классикой типа "Лодки" Вольфганга Петерсена. С той только разницей, что этот жанр предполагает спасение погибающих и сильных героев, которые все делают для этого спасения, и путь к спасению составляет главную часть сюжета. А здесь мы и до просмотра знаем, чем все кончилось, что делает просмотр многих сцен невыносимо трудным - в нем нет надежды.

Снимались классные актеры, от Колина Ферта и Макса фон Сюдова до Маттиаса Шонартса и Леа Сейду.
И все-таки это самый неубедительный из фильмов хорошего режиссера, работы которого я всегда очень ценил. В нем есть непоправимый разлад между темой уникально тяжелой, обросшей массой трагических нюансов, выходящей далеко за пределы конкретной страшной катастрофы - и чисто жанровым подходом к ней. Получилось по пословице: и хочется, и колется, и политкорректность не велит...

О сериале "Чернобыль"

Сериал «Чернобыль» берет не выдающимися художественными достижениями, а тем, что впервые устроил миру наглядный ликбез, шаг за шагом показав истоки катастрофы, ее ход и - главное - роль в ее возникновении политических институтов. Не только советских – любых. Потому что паутина лжи в равной степени окутала мировую политику, сделав ее непроницаемым для критического взгляда коконом и ставя планету на грань новых катастроф.

Поэтому реалистический, основанный на документах и очень трудный для просмотра фильм стал таким актуальным и в рейтинге перекрыл рекорды страшилок-сказочек наподобие «Игр престолов». Если хотите, это «Нюрнбергский процесс» нового времени.

Поэтому такими бесстыжими выглядят попытки записных пропагандистов толковать о какой-то «русофобии» этого фильма. Нам нужно быть благодарными создателям картины за огромное сочувствие и уважение, с которым они показали героизм наших людей, в сущности, предотвративших гораздо более страшные последствия для всего мира. Так уже было в фильме Кэтрин Бигелоу «К-19» о катастрофе с советской атомной подлодкой, который у нас тоже пытались клеймить за «клевету», глупо и даже преступно отталкивая искренне протянутую нам руку.

Огромное большинство зрителей - профаны в области ядерной физики и воспринимают факты и тезисы фильма как данность. Видно, какая серьезная работа была проделана создателями картины по внедрению в сложнейший материал, чтобы получилось вот такое подобие научного детектива, шаг за шагом расследующего ход чернобыльской катастрофы. Поэтому единственная критика фильма, которую можно было бы воспринять всерьез, - это столь же серьезное опровержение научных данных, на которых он строится. Но, если я ничего не пропустил, никаких таких опровержений от специалистов не последовало.

Последовали обвинения в неточностях некоторых деталей. Хотя и здесь даже критики фильма отмечают добросовестность авторов в воссоздании аутентичной обстановки, деталей быта и даже - самое трудное, но безукоризненно выполненное – соответствие типажей актеров нашим родным представлениям о славянском типе: да, это наши ребята! Хоть и говорят по-английски – а как бы вы хотели?!

Да, есть следы художественной фантазии. «Иван Грозный убивает своего сына» в кремлевских коридорах. Невнятный задохлик вместо хорошо откормленного советского министра – в сцене с шахтерами. Есть эпизоды, напоминающие, что перед нами не документальный, а художественный фильм, где авторы имеют право и обязанность выстроить повествование сообразно своей художественной задаче, концентрируя наш взгляд на ведущей теме фильма. Особенно это чувствуется в заключительной серии картины, которая потому и действует так мощно, что драматургически выстроена безукоризненно, не давая ни на секунду отвлечься и заставляя зрительские мозги работать так же напряженно.

Но говорить о какой-либо вампуке или «клюкве» в данном случае было бы бесстыдством. В любом нашем патриотическом «Т-34» оскорбительной для истории вампуки в десятки раз больше. Мы все с горечью понимаем, что ничего подобного фильму «Чернобыль» наше кино сегодня создать не способно – оно будет постоянно оглядываться на вышестоящие инстанции, опасаться оскорбить чьи-то чувства, и потому постарается не показывать страшные последствия для людей, зато отыграется на сценах с собаками, заставив их умирать на экране в страшных мучениях. Это важный момент: при том, что смотреть «Чернобыль» мучительно тяжело (мы каждый миг сознаем, что это не выдумка, не сказка, а быль, свершившаяся рядом с нами), фильм предельно тактичен в показе страшного. Он требует от зрителей определенного мужества смотреть в глаза страшной реальности, позволяя себе необходимую дозу натурализма, но четко знает, где заканчиваются зрительские возможности, и те же сцены с расстрелом животных дает не через конвульсии собак и кошек, а через глаза поразительного актера.

Фильм НВО – несомненно, огромное событие. И то, что он заставил нас всех мысленно вернуться в конец 80-х, обсуждать катастрофу и ее последствия, заново – а для многих впервые – осознать хрупкость шарика, которым мы так легкомысленно жонглируем, - по-моему, самое важное, что произошло в кинематографе и в общественной жизни нового века. Важное для всего мира, но особенно – для России.
У нас не так много поводов чуть погордиться чем-то отечественным – тем ценнее каждый из них. Хочу совершенно бескорыстно, просто из чистой благодарности, поддержать наш Аэрофлот.

Я не летал лайнерами знаменитых авиакомпаний ОАР или Гонконга, но из всех компаний, которыми летал, наша – безусловно лучшая. А я летал рейсами Air Canada, KLM, Alitalia, British airways. Air Canada на трансатлантическом рейсе кормила слипшейся холодной лапшой под названием "паста", KLM дала бутерброд, но за такие деньги, словно он из золота. British Airways потеряла чемодан и вернула его через несколько дней без извинений и в таком плачевном состоянии, что его пришлось выбросить, причем ехать за ним пришлось в аэропорт, хотя по правилам должны были привезти его домой.


Летал и, будь она неладна, Air France, которой, клянусь, теперь полечу, только если не будет иных вариантов.

Первая моя встреча с Air France была несколько лет назад – мы летели на Каннский фестиваль с пересадкой в Париже. Моим попутчиком был коллега и друг Юрий Гладильщиков. Летели, в общем, нормально, а облом случился на обратном пути, когда мы прибыли в аэропорт Ниццы, чтобы лететь обратно в Москву. Аэропорт оказался пуст и гулок. Стойки регистрации были закрыты, на стойке информации сказали, что авиакомпания бастует. На вопрос, как теперь быть, был ответ, что их это не касается, потому что забастовка относится к обстоятельствам непреодолимой силы типа землетрясения или извержения вулкана, а за природные явления Air France не отвечает. Мол, ждите, когда полеты возобновятся. Но это может случиться не раньше завтрашнего дня, и то если повезет. Отель для ночлега? Никаких отелей, сказано же: за извержение вулкана мы не отвечаем!

Описывать дальнейшее не стану: каждому легко поставить себя на наше место. Переночевали в Ницце, вернуть деньги за переезд в Ниццу и обратно, а также за отель, никто не потрудился. На следующий день все же вылетели, кляня социальную борьбу: им там мало зарплаты, а платить за это почему-то нам!

Второй раз этой Air France летал месяц назад от Москвы с пересадкой в Париже до Монпелье. Сайт авиакомпании обещал винные реки и гастрономические берега. Лучшие повара Франции старались порадовать гурманов-пассажиров. На борту предлагались развлечения – от свежей прессы до фильмов, игр и музыки. Ну и, разумеется, внимание и улыбка очаровательных стюардесс.
Read more...Collapse )
Второй фильм Кантемира Балагова «Дылда» подтвердил глубину дарования 27-летнего режиссера. Для меня это лучшее, самое сильное кино из всего, что я успел посмотреть на Каннском фестивале, и то, что эта картина не в главном конкурсе, а в параллельном «Особом взгляде», могу объяснить только старорежимным доводом: молод еще, пусть подрастет.

Но вот загадка: парень из Нальчика, Великая Отечественная отгремела за десятилетия до его рождения – откуда в нем эта генетическая память о том, как люди пытались оттаять от военной заморозки, и сколь глубоки были раны даже у тех, кто не был ранен физически? Откуда такая точность в деталях времени, когда страна словно заново училась ходить, чувствовать, радоваться, строить жизнь? Умение войти в шкуру персонажа, безошибочная интуиция, кадр за кадром выстроившая фильм, правдивый и в обстановке и в поведении героев? Фильм обостренно образный, метафоричный, даже чуть сюрреалистичный, как ночной кошмар, – но безукоризненно передан воздух тех лет, когда радость общей победы опрокинулась в суровую реальность перемолотых войной судеб. Они непоправимо изранены, они кровоточат, и все то, что в нормальной жизни кажется естественным, берется боем, приобретает болезненно уродливые, мучительные формы. Для меня «Дылда» стала в ряд лучших наших картин о постфронтовых травмах – от «Крыльев» Ларисы Шепитько до «Хрусталев, машину!» Алексея Германа.

Две фронтовые подруги – Маша и долговязая Ия – вернулись в недавно очнувшийся от блокады Ленинград и пытаются жить заново. У Ии следы контузии – ее мышцы словно коченеют, и еще на вступительных титрах слышны щелчки и скрипы трудного дыхания; Маша навсегда лишилась возможности рожать. Пересказать их попытки восстановить порушенное в органике и в психике, сотворить чудо и все-таки осуществить свое женское предназначение, дать новую жизнь – значит пересказать сюжет фильма, а его нужно вместе с героинями прожить день за днем. Противоестественная суть любой войны лучше всего видна в этом жутком противоречии: человек, рожденный продолжать свой род и его строить, брошен на уничтожение себе подобных, на разрушение и в конечном итоге на гибель.

Безупречно точный кастинг: люди, изнуренные войной и голодом, бесконечно уставшие, исхудавшие, с глазами, полными застывшей боли. Обе главные женские роли сыграли дебютантки в кино Виктория Мирошниченко и Василиса Перелыгина. Обе работы я бы отнес к выдающимся по лаконичности и в то же время предельной выразительности актерских средств; «дылда» Ия достоверностью и масштабностью характера напомнила о первой большой работе в кино Инны Чуриковой – «В огне брода нет». Сыплю названиями киноклассики не потому, что Балагов ей подражает – просто увиденное на премьере «Дылды» для меня легло в этот ряд органично, без натяжек и авансов.
Read more...Collapse )
Статью, о которой пойдет речь, конечно, надо читать. Есть о чем думать. Хотя, несомненно, смешались в кучу кони, люди.

Подпись автора - в конце. Статья безразмерно длинная, и я долго не мог понять, кто так неряшливо пишет. В конце ждал настоящий сюрприз: Александр Минкин. Он вообще-то писать умеет очень хорошо.

Статья подобна сбежавшему из кастрюли супу: что называется, автора перекипятило! Излил то, что долго клокотало в душе и взорвалось вулканом. А вулкану не до изящества выражений.

Автор, мне кажется, даже не перечитал свой массивный труд, не подшлифовал, не придал форму - прямо так и вылил текст в интернет.

Пафос статьи во многом разделяю. Упражнения Бутусова и Богомолова и у меня вызывают брезгливость - чтобы не взорваться, просто перестал ходить на такое: все уже было, все ясно, небогатый набор фирменно скудоумных приемов уже исчерпан, ничего новенького нас не ждет.

Минкин был театральным критиком, потом ушел в социальную и политическую журналистику, теперь, вероятно, тряхнул стариной, походил в театр и устрашился переменам: в режиссуре сплошь одни Павленские.

Сходил бы в кино - там тоже все определяет единственный критерий: такого еще не было (см. многие увенчанные львами и медведями международные шедевры). Почему не было, по недомыслию или замшелости - неважно. А не было, потому что считалось неэстетичным, неумным, неприличным, наконец. Но вот пришел смельчак и ввел неприличное, неумное и тошнотворное в обиход респектабельного искусства. Таранить табу - главное занятие большого художника. Так нас убеждают.

Вроде бы все правда. И разговор о голых корольках, об искусстве, которое несет зло и ненависть, о том, что предпочитают, что выискивают и по каким критериям отбирают так называемые эксперты, давно назрел. И статья, получается, очень своевременная. Статья, которая наконец назовет превознесенных "экспертами" идиотов и бездарей - идиотами и бездарями.

Но я начал с того, что смешались в кучу кони, люди. Да, статья вызывает чувства смешанные. Потому что сильно напоминает правдинские установочные тексты середины прошлого века. Точно такой же пересказ внешней канвы, извлеченной из контекста. Точно такие же публицистический гнев и вулканический стиль полного и тотального разноса. И даже самозавод, когда публицистическая жесткость незаметно переходит в сварливость и въедливость, - тот же. Не статья, а машина времени.

Такие статьи знаете чем опасны? Вооружившись тем же инструментарием, можно вырвать зубы не только шарлатанам, сапогами гуляющими по Шекспиру, но и самому Шекспиру. И трактовать такую статью можно, как Шекспира, по-разному - в том числе и как охранительную. Призывающую к новому застою в искусстве, к бдительности, перерастающую в подозрительность. Поэтому даже чувствуя то же самое, не сразу рискнешь ринуться в такой бой. Нужна не только отвага, но и ювелирная точность, чтобы бомбардировка идиотских упражнений конкретных бездарей не оказалась ковровой, уничтожающей все живое.

В соответствующие времена после таких статей обычно принимали меры.
Интересно, что последует теперь: общественное обсуждение или оргвыводы.

Статья - здесь:

https://www.mk.ru/culture/2019/04/25/ubiycy-gamleta-naglye-teatralnye-moshenniki-grabyat-zriteley.html?fbclid=IwAR0LumQ6UNU7QeX33KYNdEyV8X_UwuC3QuhlLX3S1IJ_B4LkpzloOYSY1cs

10th Online Film Festival T@KE TWO

10th Online Film Festival T@KE TWO
April 2 - 12
8 Russian features, 8 short films, 4 stage musicals
For free. English subtitels.
https://d2.rg.ru
Everybody is welcome

10-й онлайн-фестиваль кино и театра "ДУБЛЬ ДВ@"
Апрель 2 - 12
В трех конкурсах:
8 игровых полнометражных фильмов
8 игровых короткометражных фильмов
4 театральных музыкальных спектакля
Все это - бесплатно, в любой точке планеты.
Фильмы идут с английскими субтитрами.
Добро пожаловать на сайт https://d2.rg.ru


Это интервью было взято в 2011 году. И сейчас появился грустный повод его вспомнить: герой этой беседы знаменитый кинорежиссер Юрий Мамин - представитель редчайшей у нас породы комедиографов - устав от бесплодных попыток реализовать в России свои проекты и снять новые фильмы, эмигрировал в США.

Возможно, теперь США приобретут классного комедиографа, сатирика, художника, полного творческих идей, и мир получит новые прекрасные фильмы. Но Россия их уже не получит. Как не получит множество новых научных открытий, изобретений, книг и спектаклей, всего того, что рождается интеллектом и талантом. Потому что интеллект и талант официальной России не нужен - она уже и не скрывает, что ей нужны не наука, искусство, нормальное телевидение и профессиональная журналистика, а одна сплошная, причем топорная пропаганда.

И она теряет умы и таланты уже в массовом порядке, теряет своих лучших людей.

Вот эта беседа с Юрием Маминым, опубликованная в "РГ" в 2011 году. Уже в ней многое объясняет трагическое для нас решение Мамина покинуть Россию.


Знаменитому киносатирику Юрию Мамину исполнилось 65. А за две недели до того мы с радостью вручили ему Приз зрительских симпатий нашего первого Интернет-фестиваля «Дубль дв@». Сегодня мы печатаем эксклюзивное интервью с юбиляром.

Российская газета \ В вашем лице, Юрий Борисович, я вижу единственного, по-моему, представителя крайне редкого семейства сатириков в нашем кино.
Юрий Мамин \ Да, повымирали. Очистили от них страну. Политикам сатирики всегда были неугодны, но главную роль в этом сыграла массовая культура - оглупление сознания. Когда-то на просмотре «Праздника Нептуна» люди скатывались с кресел от смеха. В Екатеринбурге был случай, когда зрителя увезли на скорой помощи – от хохота стало плохо с сердцем. А теперь студенты, когда я им показываю картину, не смеются – она не вызывает у них ассоциаций. Ведь она пародирует такие ленты, как «Коммунист», «Чапаев», «Александр Невский» Эйзенштейна, про которого студенты уже ничего не знают.

РГ \ Это будущие режиссеры?!!
Мамин \ Ну да. Вы не можете вообразить степень невежественности молодых. Я даю им задание раскадровать эпизод с Германном: Германн проснулся в казарме, луна освещала комнату, он взглянул на часы: без четверти три. Кто-то с улицы заглянул в окно и тут же отошел. Он услышал, как отворилась дверь в передней, раздались шаркающие шаги, и на пороге появилась фигура женщины в белом… Студенты приступают к работе и сдают мне свои варианты. Некий парень Герман лежит с солдатами на нарах, а в окно стучатся проститутки – пришли потрахаться. «А других ассоциаций у вас не возникает? - спрашиваю. – Вам имя Германна о чем-нибудь говорит?». – «Режиссер такой есть». – «А с Пушкиным никак не связывается? «Пиковая дама» вам знакома?» - «Я не помню сюжета». Это - студенты, их учили в школе!

РГ \ Зачем вы таких берете?!
Мамин \ Творческие вузы перешли на коммерческие рельсы - берут не за талант и знания, а за деньги.

РГ \ Но вернемся к тому, что зрители перестали смеяться: юмор всегда опирается на культурный контекст, которым владеет зритель.
Мамин \ Да на его багаж культурных знаний. Альтернатива – юмор примитивный, «частушечный». Юмор пресловутого «Камеди клаба». Он не требует ассоциаций, и сатира там если и бывает – то грубая: «ты – говно!» - и все хохочут. Но мне такой юмор совершенно неинтересен.

РГ \ Вы смотрите телевидение?
Мамин \ Только французский канал Mezzo. Там звучит то, что уже не звучит у нас, - Стравинский, Прокофьев, Шостакович…

РГ \ И все же – почему исчезает сатира? Вот вы как сатирик состоялись в годы перестройки – ваш «Праздник Нептуна» был первой комедией новых времен.
Read more...Collapse )

Profile

Bear
valery_kichin
valery_kichin

Latest Month

July 2019
S M T W T F S
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031   

Tags

Syndicate

RSS Atom
Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner